О ТОМ, КАК ВОЛК ПОЛЮБИЛ КОЛБАСУ

  Однажды серый хмурый волк,
Кто на луну обычно выл,
В углу своем совсем умолк.
Быть может, не хватало сил
Тому, кто прежде много пел,
Или он раньше постарел,
Иль вой бесцельный надоел…
К тому же, от обычных дел
Он отказался – не рычал,
Зайчишек бедных не гонял,
Не злил проворную лису…
А что ж он кушал? Колбасу.
«Колбасы! Ах! – из стаи крик. –
Ты чокнулся совсем старик!
А все твоя подружка лень:
Ты с ней проводишь целый день!
Не бегаешь среди стволов,
Не ешь разорванных голов,
Тоскливых песен не поешь,
А только чуда ждешь и ждешь.
Подумай, братец, рассуди,
Тот день находки позади,
Ты вряд ли вновь ее найдешь,
Лишь свой желудок изведешь!».
Но волк упрямый лишь хрипел
И мрачно в сторону глядел,
В тот край, где много было сел,
Где колбасу свою нашел.

  Печально жизнь его текла,
Он с каждым днем худел, худел,
И тут соседям надоел,
И стая друга прогнала.
Вот так один остался волк,
Лишь потому, что вдруг умолк,
Не убивал в лесу зверей
И был друзей чуть-чуть добрей.
  Один бродил он по полям,
Печальным преданный слезам,
И грусть-тоска его вела
Как раз-то в сторону села.
То было позднею зимой.
Снега, блестя своей красой,
Еще лежали на полях,
Еще дрожали на ветвях.
Зима, прекрасна и строга,
Объяла мир хрустальным сном:
Ковром устлала берега,
Покрыла реки хрупким льдом…
Но недалекая весна
Уж просыпалась ото сна:
Прогнала скучную метель,
Играла звонкую капель,
Звала веселые лучи,
Гнала журчащие ручьи,
И таял всюду зимний лед,
И ждал народ весны приход.
Наш волк, устав от горьких мук,
На бреге грустно отдыхал.
Как вдруг внезапный страшный стук
Вблизи ужасно прозвучал!
И тут же крик: «Сюда, сюда!»,
Он зрит – уж талая вода
Скрывает старца бледный вид.
Наш волк скорей к нему бежит,
Сквозь хлад заледенелых вод
Он к деду бедному плывет,
А тот, лишившись слабых сил,
Уж Бога милого молил.
Когда последняя волна
Тащила бедного до дна,
Смирился над пропащим рок –
Поспел спасатель в самый срок!
Герой под самою водой
Подставил спину старику
И с ним, осилив всю реку,
Упал на берег чуть живой.

  Очнувшись, изумленный дед
Не верил собственным глазам:
Охотился он много лет
И спуску не давал волкам,
Суровым, яростным врагам,
А тут – кто б выдумать бы мог! –
Какой-то волк его сберег!
«Хвала хранителям-богам!» –
Подумал дед и тут решил
Больного волка, что без сил
Лежал в глубоком, тихом сне,
Нести к родимой стороне.
Дорога малая вела
К домам любимого села,
И через несколько часов
Услышал дед веселых псов.

     Дед

Ага! смотрите, кто со мной!
Спаситель верный, мой герой!
Я в речке под суровым льдом
Чуть не уснул последним сном,
Но он меня от смерти спас!
Теперь он будет жить средь нас.
Примите милого с теплом –
Он заслужил наш общий дом!

  Друзья больного на кровать
До утра положили спать.
А дед всю ночь пред ним сидел
И все на храброго глядел.

  Уж встало солнце над рекой,
Запели птички под окном.
Проснулся рано волк больной
И изумился:

     Волк

           Что за дом!
Какая теплая кровать!
Ах, хоть до ночи не вставать!
Какая красота кругом!
Иль я совсем забылся сном?
 
  Но вот вошел к нему старик:

     Дед

Ага! проснулся мой герой!
Ну что боишься? – не привык!
Совсем измученный судьбой.
Ты спас мне жизнь, за то теперь
В мой дом тебе открыта дверь!
Тебя здесь любят, помнят, ждут,
Тебе и ласка, и уют!

     Волк

Останусь с вами навсегда!
Но есть, скажи, у вас еда?
С тех пор, как я не ем зверей,
Болит желудок все сильней!

  Позвал старик родного пса,
Проворный быстро подоспел.
И что же вскоре волк узрел?
Пред ним лежала колбаса.

  Вот так сбываются мечты,
Когда с добром бесстрашен ты.

Январь 2013

Автор: Анна Купровская,
golos-serdca.ru

Коды и ссылка для текста
HTML
BB Code
URL