ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА

(по мотивам одноименной
русской народной сказки)

     В некотором славном царстве,
В некотором государстве
Царь с царицею своей
Вырастили сыновей:
Молодые, холостые
Три красавца удалые,
Все прекрасны и сильны,
Жизни, радости полны.
Им пришла любви пора,
Царь их просит со двора:

     Царь

Дети милые, родные,
Вы теперь уже большие,
Срок назначенный настал,
Ждет вас милый идеал:
Разыщите жен прекрасных,
Жизни дни пусть будут ясны!
Вверьтесь собственной судьбе,
Что оценит все заслуги,
Изберите же себе
Ту красавицу в супруги,
На чей двор стрела падет:
Луки дружно натяните,
Стрелы в стороны пустите –
Знаю я, вас чудо ждет!

     Удивился старший брат,
Он судьбе был очень рад:
На боярский двор упала,
На супругу указала
Верная его стрела.
А боярышня была
Раскрасавица чудесна,
Словно ангелок прелестна.
Был доволен средний брат,
Ведь стрела в богатый сад
Пред красавицей упала,
На супругу указала.
Был ее родной отец
Всеми признанный купец,
Мужу он сулил богатство
Ровно маленькое царство.
Лишь расстроился меньшой,
Сник Иван душой несчастной
Перед будущей женой –
Пред лягушкою ужасной.
Зла к нему судьба была,
Принесла душе кручину:
Пала златая стрела
Прям в болото, в грязь и тину.
Вот Иван-царевич слезно
Молит строгого отца:

     Иван-царевич

Взять лягушку – несерьезно!
Лучше вовсе – без венца!

     Царь

Нет, бери! Поверь, тебе
Лучше ввериться судьбе!
Видно, это божья воля,
Знать, твоя – такая доля.

     Иван-царевич

Что ж, тогда смирюся я.

     Поженились сыновья:
Рады братья светлой доле,
Только Ваня недоволен.

     Царь с царицею своей
Призывают сыновей,
И звучит приказ суровый:
«Чтобы был к утру готовый
Хлеб из дорогой муки».
В дом Иван пришел невесел,
Буйну голову повесил
От унынья и тоски.

     Лягушка

Что, Иван-царевич, ты
Полон страждущей мечты,
Света белого невзвидел?
Аль отец тебя обидел?

     Иван-царевич

Бог испытывает нас!
Утром прозвучал приказ
От родителей суровый:
«Чтобы был к утру готовый
Хлеб из дорогой муки!».
Как не плакать от тоски!

     Лягушка

Не тужи, царевич милый,
Спать иди, чтоб были силы,
Утро вечера мудрей.

     Вот лягушка поскорей
Спать Ивана уложила
И в царевну превратилась.
Сбросив лягушачью кожу,
Царскую надев одёжу,
Василиса мам зовет,
Помощи великой ждет:

     Василиса Премудрая

Мамки-няньки, собирайтесь,
Быстро-дружно снаряжайтесь,
Хлеб готовьте, да такой,
Как ест батюшка родной!

     Рано утром у квакуши,
У возлюбленной лягуши,
Хлеб готовый, да такой –
Точно сделанный с душой:
Изукрашен, полон славы,
По бокам его видны
Города царей, заставы,
Всё-то роскошью полны.
Царь с царицею своей
Похвалили сыновей
И приказывают снова:
«Чтоб была к утру готова
Скатерть с вышивкой златой».
В дом Иван пришел невесел,
Буйну голову повесил,
Весь исполнился тоской.

     Лягушка

Что, Иван-царевич, ты
Полон страждущей мечты,
Света белого невзвидел?
Аль отец тебя обидел?

     Иван-царевич

Бог испытывает нас!
От родителей приказ
Прозвучал сегодня снова:
«Чтоб была к утру готова
Скатерть с вышивкой златой».
Что же делать нам с тобой!

     Лягушка

Не тужи, царевич милый,
Спать иди, чтоб были силы,
Утро вечера мудрей.

     Вот лягушка поскорей
Спать Ивана уложила
И в царевну превратилась.
Сбросив лягушачью кожу,
Царскую надев одёжу,
Василиса мам зовет,
Помощи великой ждет:

     Василиса Премудрая

Мамки-няньки, собирайтесь,
Быстро-дружно снаряжайтесь
И сотките мне с душой
Скатерть с вышивкой златой!

     Рано утром у квакуши,
У возлюбленной лягуши,
Скатерть с вышивкой златой
Блещет царской красотой.
Царь с царицею своей
Похвалили сыновей,
Чуду Вани удивились
И сказали, чтоб явились
Их супруги во дворец.
В дом Иван пришел невесел,
Буйну голову повесил,
Опечалился вконец.

     Лягушка

Что, Иван-царевич, ты
Полон страждущей мечты,
Света белого невзвидел?
Аль отец тебя обидел?

     Иван-царевич

Ой, лягушка, не могу!
Как, скажи, не впасть в тоску!
Смотр супруг, явиться надо!
Вот великая досада!
Братья, жены будут там!
Как, скажи, явиться нам!

     Лягушка

Не тужи, царевич милый,
Спать иди, чтоб были силы.
Завтра сам отправься в дом,
Я вслед за тобою буду.
Как услышишь стук да гром,
Вверься радостному чуду,
Молви: это едет женка,
Лягушонка в коробчонке.

     Утром полон дом гостей,
Знатных, царственных людей.
Братья с женами своими,
Их супругами младыми,
Удивили весь дворец,
Был доволен и отец,
Радовалась и царица –
Не могла не подивиться
Их великой красоте,
Их прелестной простоте.
В стороне Иван несчастный,
Рад их участи прекрасной,
Сам в печали и поник,
Грустью полон скорбный лик.

     Братья

Что ж ты без супруги, брат?
Аль судьбе своей не рад?
Аль на бал ей неохота,
Больше нравятся болота?

     Вдруг поднялся стук да гром,
И затрясся царский дом,
Страшный шум стоит в палате,
Все в испуге и досаде.

     Иван-царевич

Ах, не бойтесь, господа!
Это, право, ерунда!
К нам моя примчалась женка,
Лягушонка в коробчонке.

     Тут коляска золотая,
Шесть волшебных лошадей,
Видом царским удивляя
Всех встревоженных людей,
Ко крылечку подлетела,
Возле дома тихо села.
Вышла Василиса к ним
Как прелестный серафим,
Волшебством своим сияя,
Да красавица такая,
Что ни вздумать, ни взгадать,
Только в сказке рассказать.
Царь с царицею своей
Восхитились дружно ей.
Подошла она к супругу,
Подала с любовью руку,
Пред великою женою
Он торжественно расцвел,
И пошли они за стол
Дружной, счастливой четою.
Чтоб порадовать Ивана
Волшебством своих забав,
Василиса из стакана
Все последки за рукав
Вылила и закусила
Лебедем, а горсть костей
За другой рукав сокрыла.
Жены старших сыновей,
Увидав такое диво,
Повторили все спесиво.
Вышли гости танцевать.
Василиса вдруг махать
Стала нежными руками:
Левой машет – перед ней
Блещет озеро волнами,
Правой – пара лебедей
Пляшут танец над водой.
Царь с царицей удивились,
Ей с гостями поклонились.
Жены дружно танец свой
Стали тихо украшать
И движенья повторять:
Машут левыми руками –
Капли брызжут меж гостями,
Машут правыми – и кости
Прям в глаза царю летят,
Он разгневался, от злости
Выгнал их во царский сад.

     В это время наш Иван,
Точно истинный болван,
Сжег в огне костюм лягуши,
Кожу мокрую квакуши:
С мыслью хитрой и простой
Он ушел от всех домой
И, найдя одежу, смело
Совершил такое дело.
Вот приехала супруга
И хватилась – кожи нет,
Одолела сердце мука:

     Василиса Премудрая

Ах, не мил мне нынче свет!..
Что ж, Иван-царевич, ты
Погубил любви мечты?!
Подождал бы ты немного,
Помирился б с бедным роком,
Нам сиял бы вечный рай!
А теперь, мой муж, прощай!
Буду я в далеком царстве,
В тридесятом государстве,
У Бессмертного Кощея,
У жестокого злодея.

     Стала лебедью она,
Вылетела из окна
И сокрылась за горою.
Ваня горько зарыдал,
Вслух молитву прочитал
И умчался за женою.

     Долго ль, коротко ль он шел,
Близко ль, далеко ль забрел,
Встретился ему мужчина:

     Незнакомец

Что ж за тайная кручина
Молодцу терзает грудь,
Направляет мрачный путь?

     Рассказал ему несчастный
Как постиг его ужасный,
Беспощадный, строгий рок,
Как он женку не сберег.

     Незнакомец

Что ж ты, Ваня, сжег одежу,
Истребил лягушки кожу?
Ведь не ты ее надел,
Не тебе стараться было!
Ох, печален твой удел.
Зло Кощея превратило
Дочь в зеленую квакушу,
Безобразную лягушу
На три года. Ведь она –
Светлой мудрости полна,
Уродилась мудренее,
Злого батюшки хитрее.
Он за это осерчал
И девицу наказал.
Вот, возьми большой клубок,
Пусть он катится проворно,
Ты стремись за ним упорно –
И дойдешь, как будет срок.

     Новый путь судьбою дан!
Позабыв свою кручину,
Благодарствовал Иван
Добродушному мужчине
И отправился вперед,
Тайному клубочку веря.
Вдруг пред ним – медведь идет.

     Иван-царевич

Дай, убью лихого зверя!

     Медведь

Ах, Иван, не бей медведя,
Пригожусь еще тебе,
Помогу в твоей судьбе!

     Слезы скорбные заметя,
Ваня также прослезился
И опять вперед пустился.
Вдруг он видит – над горой
Кружит селезень младой.
«Вот добыча где моя!» –
Ваня смотрит из ружья…

     Селезень

Ах, Иван, не трогай птицу,
Друг хороший пригодится!

     Услыхав такое слово,
Сжалился царевич снова
И пустился за клубком.
Вдруг он видит – под дубком
Заяц бедненький сидит,
Весь запыхался, дрожит,
Видно, обманул волчицу
Или сонную лисицу.
«Вот добыча где таится!» –
Ваня смотрит из ружья…

     Заяц

Ох, Иван, не бей меня!
Помощь зайца пригодится!

     Вновь царевич прослезился
И опять вперед пустился.
Днем и ночью шел Иван.
Вот пред ним и океан,
Лижет скал большие глыбы.
Вдруг он видит – на песке
Щука мучится в тоске,
От воды далёко рыба.

     Щука-рыба

Сжалься, Ваня, надо мной,
Я измучена тоской,
Отпусти бедняжку в воду.

     Ваня проявил заботу,
Рыбе страждущей помог
И пошел искать лягушку.
Долго ль, коротко ль – клубок
Закатился под избушку.

     Иван-царевич

Вот где ждет меня судьба!..
Слушай молодца изба:
Стань-ка к океану задом,
Развернись ко мне фасадом!

     Повернулася избушка,
Он вошел – а там старушка,
Отдыхает на печи,
На девятом кирпичи,
Запылился старый нос,
В потолок почти что врос.
Бабка Ёжка зубы точит,
С Ваней говорить не хочет.

     Иван-царевич

Ах ты, старая хрычовка!
Подымайся-ка, плутовка!
Гостя ласково прими,
Напои и накорми!

     Баба Ваню угостила,
Напоила, накормила,
И царевич рассказал
Как он женку потерял.

     Баба Яга

Василиса у Кощея,
У жестокого злодея.
Трудно милую достать,
Нелегко с ним совладать:
Смерть Кощея на конце
Той иглы, что есть в яйце,
А яйцо хранится в утке,
Утка – в зайце, заяц – в будке,
Будка – на большом дубу.
Ну, Иван, моли судьбу!
Одолеешь зло Кощея,
Будет девица твоею.

     Указала Бабка Ежка,
Где могучий дуб растет,
Ваня посидел немножко
И отправился вперед.
Долго ль, коротко ль он шел,
Вот пред ним – огромный дол,
Дуб могучий посредине,
Будка на его вершине.

     Иван-царевич

Дуб высокий не на шутку!
Как достать оттуда будку?

     Думал Ваня наш… как вдруг
Появился старый друг,
Прибежал медведь, когтями
Выдрал дерево с корнями
И на землю повалил,
Будку нужную разбил.
Заяц выбежал оттуда
И помчался в край родной,
Глядь – опять свершилось чудо –
А за ним уже другой
Заяц гонится, нагнал,
Ухватил и разорвал.
Утка вырвалась на волю,
Полетела в чисто поле,
Глядь – уж селезень за ней
Бросился, летит скорей,
Вот нагнал, ударил ловко
И поранил ей головку.
Утка бросила яйцо,
И оно упало в море.
Видя этакое горе,
Наш Иван закрыл лицо
И заплакал от беды.
Вдруг он слышит – из воды
Выплыла на берег щука:

     Щука-рыба

Кончилась Ивана мука:
Вот, возьми яйцо скорее,
В нем погибель для Кощея.

     Ваня взял яйцо, разбил
И иголку разломил.
Сколь ни бился, ни метался
Обезвреженный злодей,
С жизнью навсегда расстался,
Помер страждущий Кощей.
Ваня в край его помчался,
С женушкой своей обнялся,
И счастливые вдвоем
Возвратились в милый дом.
После старика кончины
Жили радостно они,
Без беды и без кручины,
Провожая в счастье дни.

24.07.13     

Автор: Анна Купровская,
golos-serdca.ru

Коды и ссылка для текста
HTML
BB Code
URL