АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК

(по мотивам одноименной сказки
С.Т.Аксакова "Аленький цветочек")

  В великолепном, дивном царстве,
Счастливом, светлом государстве
В достатке цвел один купец,
Прекрасных девушек отец.
Он жил привольно и богато.
Уютный и огромный дом
Был полон царственным добром:
Светились в росписях палаты,
Томилось злато в сундуках,
Цвели цветы в больших садах...
К тому ж, хранили верность слуги,
Сердечно преданные други.
Но боле красочных камений,
Товаров, сказочных владений
Любил купец душой своей
Троих прелестных дочерей.
Красавиц писаных отец,
К несчастью, был седой вдовец
И потому – родитель славный
И матери в заботе равный.
Любил он милых всей душой,
Трудясь для них забыв покой.
Но дочь одна, краса меньшая,
Была всех боле дорогая.
Две старшие упрямый нрав
С отцом прощающим держали
И часто в вихре их забав
Его утешить забывали.
Но лишь придет меньшая дочь,
Склонится ласково на плечи,
Расскажет искренние речи,
И вся тоска уходит прочь.

  Однажды в тридевято царство
Спешит торговец по делам,
Растить нажитое богатство.
Своим любезным дочерям,
Сердечно преданный отец,
Сказал с заботою купец:


     Купец

Мои красавицы родные,
Мои подруги золотые,
В края заморские с охотой,
Пленяясь выгодной работой,
Спешу я ехать по делам
И вот наказываю вам:
Веселой, грустной ли порой
Живите дружною семьей!
И коль учтете указанье,
Исполню ваши три желанья.
Каких гостинцев вы хотите?
Даю вам сроку на три дня –
Подумайте. Когда решите,
Тотчас же кликните меня.

  Красавицы три дня, три ночи,
В мечтанье не смыкая очи,
Томились мыслью без конца –
Что ждать от милого отца?
И вот заботливый купец
Дождался милых наконец.
Все вместе девицы явились,
К нему с поклоном обратились:

     Старшая дочь

Отец мой, государь родимый,
Послушай, батюшка любимый!
Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,
Ни позолоченной парчи…
Хочу, чтоб яркий, как лучи,
Что солнце красное рождает
Иль месяц полный проливает,
Горел из золота венец!
Пусть, словно звезды, он сияет
И даже ночи освещает.

  И призадумался отец.

     Купец

Исполню, дочерь дорогая,
Получишь сказочный венец.
Торговца за морем я знаю,
Добудет чудо нам купец.
У королевишны одной,
Заморской девы, под горами,
В секретном зале, под замками
Лежит подарок дорогой.
Проблему дочерь загадала,
Работы будет здесь немало.
Но верь, добром моей казны
Нам все пути отворены.

     Средняя дочь

Отец мой, государь родимый,
Послушай, батюшка любимый!
Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,
Ни позолоченной парчи,
Ни дивного венца златого,
Что весь сияет, как лучи…
Хочу подарка я иного!
Ты привези мне дар восточный –
Хрустальный, цельный, беспорочный
Волшебный, чудный тувалет!
Чтоб в нем я зрела целый свет,
И красота моя младая,
Мне радость прелести являя,
Сияла девственным огнем
И прибавлялась с каждым днем.

  Сильней задумался купец.
И вот ответил наконец:

     Купец

Исполню, дочерь дорогая,
Хотя задача непростая.
Король персидский дар чудесный,
Хрустальный чудный тувалет,
Для дочери, красы небесной,
Достал, объездив целый свет,
В стране безвестной и далекой.
Теперь же на горе высокой
Лежит он в тереме большом.
Ведут дорогой в славный дом
Три тысячи златых ступеней,
На каждой из которых – гений,
Персидский воин в цвете лет
Хранит бесценный тувалет.
Стоит он за семью дверями,
Закрыт немецкими замками.
Ключи ж от золотых дверей
Король отдал красе своей.
Твоя работа тяжелее,
Ее не сразу одолеем.
Но верь, добром моей казны
Нам все пути отворены.

     Меньшая дочь

Отец мой, государь родимый,
Послушай, батюшка любимый!
Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,
Ни позолоченной парчи,
Ни дивного венца златого,
Что весь сияет, как лучи,
Ни тувалета дорогого,
Что красит изумленный свет…
Найди мне аленький цветочек,
Любви и счастья лепесточек,
Какого в мире краше нет!

  Задумался отец глубоко:
Он мог достать златой венец,
Хрустальный тувалет Востока,
Но тут бессилен был купец.
Надумавшися, он целует
Меньшую доченьку, милует
И говорит в смущенье ей:

     Купец

Твоя работа всех трудней.
Коль знаю я, чего искать,
То как же чудо не сыскать?
Твое ж неслыханно хотенье
Во мне рождает удивленье.
Найду я аленький цветок;
Но что, скажи, тому залог,
Что нет его на свете краше?
Бессильно здесь желанье наше.
Стараться, доченька, я буду!
Быть может, милостивый Бог
Подарит дорогое чудо,
А нет – так будет нам урок.

  И отпустил он дочерей
И собирается скорей
В великолепные селенья,
Царей заморские владенья.
Как долго он сбирался в путь –
Смолчу, чтоб вас не обмануть:
Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится.
  Вот едет дерзостный купец,
Сердечно преданный отец,
По королевствам драгоценным,
По царствам необыкновенным.
Свое втридорога сдает,
Других втридешева берет,
Он грузит корабли казною,
Серебряной и золотою,
И отсылает в путь-домой
Товар бесценно дорогой.
Нашел он тувалет прекрасный,
Нашел венец, как солнце ясный,
Но для красавицы любимой
Душе цветок необходимый,
Изъездив разные пути,
Сколь не хотел, не мог найти.
В садах волшебных и дворянских,
И королевских, и крестьянских
Он видел множество цветов,
Достойных сказочных богов.
Но вот никто поруки верной
В красе цветочка беспримерной
По доброй чести не давал,
И дале путь он продолжал.

  Купец дорогой непростой
С своею верною слугой
Вот мчится по пескам сыпучим,
Вот едет по лесам дремучим.
Но вдруг затмились небеса:
Толпа врагов на них слетела,
«Бедою завершится дело!» –
Купец бежал от них в леса.
«Не страшен мне и зверь ужасный,
Как враг, разбойник самовластный!
Чем доживать в плену свой век,
Умру как гордый человек!».
Чем дале в лес беглец стремится,
Пред ним удобней путь ложится,
Посмотрит в сторону, назад –
Царит непроходимый ад.
Вокруг как будто жизни нет,
Не слышно зверя, гласа птицы,
Молчит суровая темница,
Лишь под ногою брезжит свет.
Дивуется купец честной
Своей дороге непростой –
Какое чудо с ним творится?
И все же дале он стремится.
Вдруг стал он видеть впереди
Как будто зарево сияет,
Купец пожар предполагает,
Вперед нельзя ему идти,
Хоть прямо – торная дорога.
«Дай постою-ка здесь немного,
Авось умчится от меня,
Авось укроюсь от огня».
Вот стал в волнении купец
И ждет решающий конец,
А зарево к нему скорее
Летит и светится сильнее.
Подумав о своем пути,
Решил он далее идти.
«Назад вернуться – нет надежды,
Пойду я дальше, как и прежде».
Вздохнув, купец перекрестился
И в путь таинственный пустился.
Чем дале путник наш идет,
Светлеет боле небосвод,
И стало почитай как днем,
А нет пожара никакого.
Он вышел из лесу лихого
И пред собой увидел дом.
О, что за чудо зрел купец!
Сиял в лучах большой дворец:
Украшен златом и камнями,
Он освещал весь край лучами.
Все окна в нем растворены,
Играет музыка святая.
Те песни, прелести полны,
Купца манили, восхищая.
Он входит на широкий двор,
Пред ним из мрамора дорога,
По сторонам – фонтанов хор,
И постоявши здесь немного,
По лестнице в чертог златой
Он входит робкою ногой.
Пред ним светлица дорогая
Горит, алмазами сверкая.
Вошел он в горницу одну,
Вошел он в горницу другую,
Кругом встречает тишину,
Да слышит музыку святую.
Убранство царское везде
Сияет в пышной красоте,
Полна сокровищем палата:
Хрусталь и серебро, и злато,
И кость слоновая, и шелк,
И украшенья, и каменья…
Купец, кто знал в товаре толк,
Остановился в удивленье:

     Купец

Зачем оставил дом большой
Хозяин со своей слугой?
Дивлюсь невиданному чуду,
Вовек такое не забуду.
Все хорошо, да нет еды –
Ни царской водки, ни воды.

  Вдруг стол с убранством и едою
Пред ним блистает красотою.
В посуде златой все в избытке:
Вино и яства, и напитки.
Еды дождался наконец
Изголодавшийся купец.
Вот сел за стол он без сомненья,
С лихвой наелся угощенья.
Торговец, знатный и седой,
Нигде не ел еды такой.
Встает купец из-за стола,
Еда прекрасная была,
Да некому за угощенье
Дарить души благодаренье.
Наш путник не успел и встать,
Стола с едой уж не видать:
Исчезло все в одно мгновенье
Как улетает сновиденье.
Дивуется купец честной
Своей удаче дорогой
И бродит по большим палатам,
Любуясь серебром и златом.

  Вот он, зевнув, решил поспать.
Пред ним – хрустальная кровать
Стоит громадиной резною
С накидкой златой, с бахромою.
Купец на чудо залезает,
Ложится на лебяжий пух,
Нежней ласкает арфа слух,
И вот уж сон над ним летает,
И стало в комнате темней.
«Ах, кабы милых дочерей
Во сне узреть, подобно чуду!».
И он в ту самую минуту
Заснул беспечным, светлым сном.

  Уж солнцем озарился дом,
Торговец в радости проснулся
И сну ночному улыбнулся.
Всю ноченьку девиц родимых,
Красавиц лучших и любимых,
Кто сердцу всех богатств милей,
Во сне он видел дочерей.
Две старшие на двор широкий
Зовут богатых женихов –
Бежит меньшая брачных снов
И ждет отца приезд далекий,
Отцовское благословенье.
Увидев дочерей во сне,
Отец вкушает в тишине
И радости, и сожаленье.
Он встал с кровати, перед ним –
Фонтан воды в хрустальной чаше,
Наряд, одежды царской краше,
Сияет камнем дорогим.
Купец оделся и умылся,
Но чуду снова не дивился,
Он подошел к столу скорей,
А на столе – пирог, кофей
И чай, и мед, и шоколад,
Купец такой закуске рад –
Наелся, помолившись Богу.
И вот в веселую дорогу –
Гулять в дворцовые сады,
Смотреть растущие цветы,
Купец стремится и мечтает,
Что чудо дочки сад скрывает.
Он сходит по ступеням медным
В сокрытый двор путем секретным
И попадает, почитай,
Не в сад, а поднебесный рай:
Растут деревья-великаны,
На них висят плоды румяны,
Блестят чудесные цветы
Волшебной редкой красоты,
Летают птицы неземные
И песни дивные плетут,
Фонтаны в златых чашах бьют,
В них рыбки плавают цветные,
Сплетенные деревьев ветки,
Стоят укромные беседки,
Бегут, журчат ручьи в кустах,
И пляшут бабочки в цветах.
Дивуется купец честной
Красе чудесной, неземной
(Ходил он много так иль мало –
Об этом сказка умолчала:
Сказанье скоро говорится,
Не скоро делушко творится)
И вдруг он видит пред собой
В траве пригорок небольшой,
На нем растет любви цветок,
Сияет алый лепесток.
Купец в восторге понимает,
Что краше чуда не бывает:

     Купец

Вот дивный аленький цветочек,
Горит он, словно огонечек!
Готов подарок дорогой
Для милой доченьки меньшой!

  Отец скорей его срывает,
И тут – гремит суровый гром,
Блистает молния огнем,
Торговец в страхе замирает,
Богов о милости моля,
Под ним шатается земля,
Трясет деревья и фонтаны,
И вдруг он слышит голос странный,
И тут же вырос пред купцом
Чудовище, урод мохнатый,
Огромный, черный и горбатый:

     Чудовище

Тебя как гостя принял в дом,
Желанного и дорогого:
И напоил, и накормил,
И спать с мечтами уложил!
А ты лишил меня святого –
Моей единственной услады,
Души страдающей отрады!
Мой милый аленький цветок,
Тебя я бережно стерег!
А ты, бесчувственный злодей,
Украл любовь души моей!
За свой поступок самовластный
Погибнешь смертию ужасной!

  И сотни диких голосов
Жестокий смысл суровых слов
Купцу кричали и смеялись,
И отовсюду приближались –
Из-под дерев, из-под кустов,
Цветов, пригорков, ручейков,
Как неминучая могила,
Лихие, жуткие страшила.
Упал торговец на колени
И завопил такие пени:

     Купец

Ох ты, мой господин честной,
Морское чудо, зверь лесной,
Прости, как взвеличать тебя
Не знаю, бестолковый я!
Не погуби души несчастной,
Забудь поступок самовластный,
Не прикажи меня казнить,
Позволь вину мне объяснить:
Своим красавицам любимым,
Трем дочерям моим родимым,
Я обещал привезть подарки:
Венец, цветок и тувалет.
Венец, как солнце наше яркий,
Цветок, какого краше нет,
Волшебный тувалет – хрустальный,
Не отыскал я лишь цветок,
Старался много, но не смог.
Но твой цветочек идеальный,
Твоя утеха из утех,
Цветов, уверен, краше всех!
Не думал я, что он – любимый,
Тобою бережно хранимый!
Поступок дерзкий мне прости
И к дочкам милым отпусти…
Цветку меньшая будет рада,
Я дам тебе немало злата…

  Раздался смех, как будто гром,
Смеялся страшный над купцом:

     Чудовище

Твоей казны я не желаю,
Куда свою девать – не знаю.
Одно тебе, купец, спасенье:
Забуду злой обиды мщенье
И отпущу тебя домой
С несчетной царскою казной,
Получишь аленький цветочек,
Коль ты пообещаешь мне
Прислать одну из милых дочек.
В волшебной, дивной стороне
Ей будет новый светлый дом,
Ее дарю своим добром,
Твоя любимая девица
Мне будет милая царица.

  В слезах на землю пал купец.
Бедой измученный отец
Глядит на чудище лесное,
И сердце пуще в скорби ноет.

     Купец

Ох ты, мой господин честной,
Морское чудо, зверь лесной!
Как быть, коль все мои девицы
Не захотят твоей светлицы?
Да и каким-таким путем
Вернусь в твой необычный дом?
Давно я странствовал по краю,
К тебе дороги я не знаю.

     Чудовище

Невольница мне не нужна.
Пускай, заботою полна,
По доброй воле дочь примчится.
А нет – придется воротиться:
В кругу моих голодных слуг
Погибнешь ты от страшных мук…
Возьми мой перстень драгоценный,
Но знай, он необыкновенный
И служит не одной забавой:
Наденешь на мизинец правый –
Очутишься в любой стране.
Пообещай вернуться мне.

  Задумался честной купец.
И вот решился наконец:

     Купец

Поеду к милым за спасеньем,
А нет – своим благословеньем
Детей родимых одарю.
Приняв судьбинушку свою,
Я возвращусь к тебе, страшило,
За преждевременной могилой.

     Чудовище

Даю, купец, тебе три дня.
Смотри, не обмани меня.
  Купец подарок надевает
И дом таинственный прощает.
Прошло всего одно мгновенье –
Он зрит родимое селенье,
И перед ним во двор родной
Въезжает караван с казной,
Везет торговли благий дар –
Монеты, камни и товар.
Исполнили работу слуги,
Сердечно преданные други.
Поднялся в доме шум и гам,
Приветствуют купца честного,
Отца и друга дорогого.
Своим любезным дочерям
Он про беду не говорит
И в тайне грусть свою хранит.
Но дочки все же угадали,
Что их отец теперь в печали.
Две старшие купца украдкой
Расспрашивают о казне –
Не потерял ли он достатка?
Отец им отвечает – нет.

     Меньшая дочь

Богатство дело наживное,
И мне терять его не жаль.
Зачем твое сердечко ноет?
Открой души своей печаль.

     Купец

Нажил я вчетверо казны,
Подвалы роскошью полны.
Но грусти есть одна причина.
Какая тяжкая кручина
Терзает сердце старика –
Скажу вам завтра. А пока
Давайте будем веселиться,
Друг с другом радостью делиться.

  Вот приказал он принести,
Плоды тяжелого пути,
Любимым дочерям подарки:
Златой венец, как солнце яркий,
Волшебный тувалет хрустальный,
В горшке цветочек идеальный.
Довольны старшие. Одна
Меньшая дочь тоской полна.
Лишь принесли ей светлый дар,
Ужалил сердце ей удар,
Душа заплакала в волненье,
Почуяв горькое свершенье.

     Купец

Чего ж ты, милая моя?
Возьми цветочек драгоценный,
В своей красе непревзойденный.
С трудом нашел подарок я.

  Взяла меньшая дочь цветок
И плачет горькими слезами.
Но вот настал обеда срок,
Они уселись за столами
И ели яства дорогие,
И пили пития хмельные,
И утешались за столом
Беседой, песней иль стихом.
А ввечеру толпа гостей,
Торговцев, сродников, друзей,
На пир торжественный слетела
И от приема обомлела:
Никто такого угощенья
Не кушал с самого рожденья,
И сам купец честной не знал,
Кто пир волшебный украшал.

  Заутра звал купец честной
Своих красавиц по одной
И открывал свою кручину,
Его несчастную судьбину.
Сказали старшие ему:
«Пусть едет к чудищу в тюрьму
Меньшая дочь – она причина
Твоей беды, твоей судьбины».
Лишь рассказал купец меньшой,
Что жизнь ему предначертала,
Она в слезах отцу сказала:

     Меньшая дочь

Ты мне подарок дорогой
Достал у чудища морского,
Виной беде твоей лишь я.
Отправлюсь жить в его края,
Спасу тебя от зла лихого.

  Заплакал горестно купец,
Обнял в страданье дочь меньшую
И, нарыдавшись, наконец
Ей речь промолвил он такую:

     Купец

Красавица моя меньшая,
Моя подруга дорогая,
Да будет вечно над тобой,
Над девой светлой и простой,
Благословение отца.
По доброй воле и хотенью
Ты едешь в мрачное селенье,
Под сень немилого дворца.
Ты будешь жить в богатом царстве,
От всех сокрытом государстве,
Куда дороги ясной нет.
Не долетит к тебе привет,
Послание отца родного,
И не пошлешь ты к нам письма,
Навек возьмет тебя тюрьма,
Страна чудовища лесного.
И как дожить мой горький век,
Твоей красы не видя боле?
Я расстаюсь с тобой навек,
Как хороню живою в поле.

     Меньшая дочь

Не плачь и не горюй, отец.
Приму я сказочный дворец,
Его волшебные палаты,
Привольно буду жить, богато,
Не побоюсь житья чудного,
Его величества лесного,
Ему послушно буду жить
И верой-правдою служить.
Быть может, сжалится над мной,
Моей тоскливою судьбой,
Отпустит царь меня на волю:
Не предрекай лихую долю.

  Не утешается речами,
Рыдает горькими слезами,
Клянет судьбу свою купец,
Сраженный горестью отец.
Родные сестры прибежали,
Подняли плач на все дворы,
Вишь, жалко им меньшой сестры,
Она ж не кажет и печали,
Лишь тяжко воздыхает грудь.
С тоской она в далекий путь
Сбирается, беря с собою
Цветок с поклажею большою.

  Пришла тяжелая пора
Расстаться с дочерью меньшою,
Меньшой и самой дорогою.
Рыдает каждая сестра,
Рыдает в горести купец,
Благословляет дочь, целует,
В последний раз ее милует
И надевает наконец
На пальчик перстень дорогой,
И вмиг его волшебной силой
Пропал и след девицы милой,
И дом исполнился тоской.

  Вот во дворце царя лесного,
Лихого чудища морского,
Тоской по дому уж полна,
Проснулась дева ото сна
На золотой резной кровати,
На шелковом пуховике.
Убранство царское в палате,
Но от родимых вдалеке
Ее краса не утешает,
И дева тихо слезы льет,
И вот пожитки замечает,
Цветок невиданных красот –
Все вещи убраны в порядке,
Стоят на мраморных столах.
Пред ней и платья в сундуках,
И украшенья – все в достатке.
Вокруг же – стены дорогие;
Одна зеркальная стена,
Две в серебре, но золотые,
Другая ж, роскошью полна,
Из мамонтовой кости чудной,
Вся в яхонтах и жемчугах,
А потолок – в больших цветах,
Блестит мозайкой изумрудной.
Ее палата, зрит девица,
Полна и скарбом, и добром.
«Неотразим мой новый дом,
Жила бы здесь сама царица!
Должно быть, это сторона
Теперь моя опочивальня», –
Восторгом девушка полна,
Но все ж по-прежнему печальна.
Налюбовавшись наконец,
Пошла она и весь дворец
Смотреть влюбленными очами
И забавляться чудесами.
Одна прелестнее другой,
Палаты царскою красой
Младую деву удивляют
И горе тихо усмиряют.
Взяла она цветок любимый,
Досель в горшке златом хранимый,
И в сад таинственный идет.
Пред ней светлеет небосвод,
Поют ей птицы песни рая,
Деревья, травы и цветы,
Ветвями ласково махая,
К ней тянут дружные листы,
Вода сильнее бьет в фонтане,
Звучней шумят пред ней ключи,
Играют светлые лучи
И освещают путь к поляне,
Где видит дева пред собою
Пригорок с травкой небольшою,
На нем – заветный стебелек,
Где прежде цвел любви цветок.
Достала девушка цветок,
Вернуть домой его хотела,
Но даже ахнуть не успела,
Он сам нашел свой стебелек:
На солнечной родной поляне,
Перелетев в свой прежний дом,
Он засиял таким огнем,
Каким не красовался ране.
Волшебным чудесам дивится
Обрадованная девица
И оставляет райский сад,
И возвращается назад
В свои дворцовые палаты,
А ей накрыт уж стол с едой.
«Наверно, мне здесь слуги рады,
И господин доволен мной», –
Лишь так подумала она,
Пред нею белая стена
Покрылась добрыми словами,
Сверкавшими любви огнями:

     Чудовище

Не господин я твой – но ты
Всегда мне госпожа честная!
Я рад безмерно, исполняя
Твои заветные мечты.

  Посланье дева прочитала,
Сокрылись словеса стеной,
И вдруг девица пожелала
Порадовать семью строкой,
И лишь успела пожелать
Пред нею – лист, перо, чернила,
Девица поблагодарила
И принялась письмо писать:
«Не плачьте, други, обо мне,
Живу я в светлой стороне
У чудища, царя лесного,
У друга доброго, честного.
Его не слышно, не видать,
Он пишет письма золотые,
Велит его слугою звать.
Мои желания любые
По доброй воле исполняет
И госпожою величает».
И лишь коснулася печать –
Письма в руках уж не видать.
И вновь заветная стена
Письмом заботливым полна:
«Довольна ль госпожа садами,
Дворцом, прислугой, чудесами?».

     Меньшая дочь

Меня не кличь ты госпожою,
А будь мне господин честной,
Я буду искренна с тобой –
Вовек послушною слугою.
Благодарю за угощенье,
За чудеса и удивленье,
За царский дом и за наряд,
И за великолепный сад.
Прелестнее твоих владений
Не видела я никогда.
Одна лишь девушке беда –
Среди волшебных помещений
Не встречу слуг, живых людей,
Мне страшно темною порою.
В палатах было б веселей,
Когда б был полон дом толпою.

     Чудовище

Не бойся, госпожа моя,
Тебе подарок сделал я:
Уж ждет тебя твоя девица.
И знай, прекрасная царица:
В палатах много душ незримых,
И берегут тебя они,
Как охраняют серафимы
Младой души златые сны.

  Пошла девица почивать
В опочивальню, засыпая,
И зрит – готовит ей кровать
Ее служанка дорогая.
Куда девалось сновиденье!
Общались до зари сердца,
Делились новым впечатленьем,
Веселью не было конца.

  Привольно стала жить девица,
Лесному чудищу царица.
Он каждый день служить ей рад:
И украшенье, и наряд,
Убранство, чудо, угощенье,
Веселье, песня, развлеченье –
Он всякий день ей дарит вновь
Свою заботу и любовь.

  Наскучило красе безделье,
Она взялась за рукоделье
И вышивала без конца.
Вот, чтоб порадовать отца
Она ему подарок шлет,
Но самый лучший – бережет
И дарит чудищу лесному,
Царю и другу дорогому.

  Вот день от дня все чаще стала
Ходить краса в большую залу
И письма светлые читать,
И другу с лаской отвечать.
Прошло ли много, мало ль дней? –
Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится,
И вот привычно царство ей:
Ничто ее не удивляет
И новым чудом не пугает,
Живет счастливою она,
Весельем ласковым полна.
Заботу друга, дар благой,
Сердечно дева оценила
И через время полюбила
Его сочувственной душой.
  Однажды девица решила
Услышать голос дорогой
И долго чудища молила…
И согласился зверь лесной.
На беломраморной стене
Он написал слова такие:
«Приди в мой сад и молви мне –
Скажи мне речи дорогие!».
И мало времечка спустя
Спешит, игривое дитя,
В беседку златую девица,
Дрожит, как пойманная птица,
Но сохраняет тихий вид
И другу твердо говорит:

     Меньшая дочь

Не бойся ты, мой друг родимый,
Не страшен голос мне любимый.

  Раздался вздох и голос хриплый,
Ужасный, дикий, зычный, сиплый –
Он ей вполголоса шептал,
Да звук всю рощу сотрясал.
Девица вздрогнула, но вмиг
Улыбкой осветился лик,
Со страхом дева совладала
И с ним беседу продолжала.
Его приветливые речи,
И добрый, и ученый сказ,
Дарили радость каждой встречи
И удлинялись каждый раз.
Лишь спросит друга дочь младая
Купецкая, краса честная:
«Ты здесь ли, друг мой дорогой?»,
Ей молвит тихо зверь лесной:
«Я здесь, красавица родная!»,
И вот, и страха уж не зная,
Девица с другом говорит,
И незаметно час летит.

  Прошло ли много, мало ль дней,
Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится,
Привычны речи стали ей,
Упорно просит дочь младая
Купецкая, краса честная,
Чтоб показался милый друг.

     Чудовище

Найдет на милую испуг,
Когда узрит образ лихой.
Ты ныне счастлива со мной,
Беседуешь в тиши приветной,
И время тает незаметно.
Не надо, госпожа моя,
Просить меня об этой муке,
Возненавидишь ты меня,
Не вынесу с тобой разлуки,
Погубит бедного тоска.

  Не зря несчастный опасался –
Весь мир животный разбегался,
Чуть встреча с чудищем близка,
Настолько был он неприятный,
Ужасный, страшный, непонятный:
Ни в сказке людям рассказать,
Ни на бумаге описать.
Купецкая младая дочь
Не слушает такие речи,
Но страх, сомненье гонит прочь
И пуще просит милой встречи.

     Меньшая дочь

Когда ты стар, то будь мне дед,
Середович – отец иль дядя,
И брат, когда ты малых лет.
Тебе, мой друг, всегда я рада!

  И долго, долго зверь лесной
Не слушал девы молодой,
Но вот слезам и просьбам милым
Перечить не было уж силы.

     Чудовище

Ох, не могу, моя девица,
Терпеть мольбу уж нету сил.
Я долго милую молил,
Но просит более царица.
Тебя люблю сильней, чем свет
И пуще жизни, благ бесценных,
Нет мочи молвить деве нет,
Когда моленья неизменны.
Хоть знаю я, твое желанье
Отравит мне существованье,
Погубит счастье навсегда
Неотвратимая беда.
Ты приходи в мой сад порою,
Как сядет солнце за горою,
Скажи: «Приди, мой верный друг!».
И коль невыносимых мук
Не выдержишь, моя царица,
Ты можешь тут же удалиться:
Мой перстень в комнате своей
Найдешь ты посреди вещей.
Мизинец правый им укрась –
Очутишься в стране родимой,
В семье желанной и любимой.
Пусть самый лучший знатный князь
Возьмет тебя в свой дом красивый
И будет с верностью любить.
Живи красавицей счастливой,
Сумей чудовище простить.
  Не убоялась дочь младая
Купецкая, краса честная,
Тотчас в заветный сад пошла
И встречи дорогой ждала.
Вот село солнце за горою,
Печальной серой пеленою
Покрыли сумерки леса.
Сказала бледная краса:

     Меньшая дочь

Приди, мой верный друг, ко мне!

  И вот тихонько в стороне
Короткой, быстрою дорогой
Прошло чудовище немного
И убежало в рощу прочь.
Купецкая младая дочь
Истошным гласом закричала
И вмиг без памяти упала.
Как зло был страшен зверь лесной:
С ногами лошади, руками
Кривыми с острыми когтями,
Корявой грудью и спиной
Как у верблюдов – все горбатой,
Глаза совы, как зверь мохнатый,
Клыки кабании торчат,
И нос крючком, как у орлят.

  Вот пробудилась дочь младая
Купецкая, краса честная
И слышит – плачет друг родной
И обливается слезой.

     Чудовище

Ах, погубила ты меня,
Краса любимая моя,
Не будешь больше ты со мною,
Моей прекрасной госпожою,
Умру среди своих садов.

  Красавице от этих слов
И совестно, и больно стало,
Она со страхом совладала
И перед другом извинялась:

     Меньшая дочь

Не бойся, господин честной,
Навек останусь я с тобой,
Я лишь впервые испугалась.
Вернись ко мне, мой друг несчастный,
Оставь страдания напрасны.

  И показался зверь лесной,
Морское чудо, друг родной,
Но сколько дева не звала,
Он близко к ней не подходил
И с ней из леса говорил.
Покрыла лес ночная мгла,
Светилось небо тканью звездной,
Друзья расстались очень поздно:
Беседы сладкие текли
И незаметно время жгли.

  Вот осветился лес зарею,
Вот встало солнце над горою,
Проснулась дева ото сна,
Весельем радостным полна.
Свой страх девический гоня,
Зовет уж друга дорогого
Гулять при свете ясном дня
И уговаривает снова:

     Меньшая дочь

Не бойся, господин честной,
Привыкну я гулять с тобой,
Мне дорого веселье встречи,
Приятны ласковые речи.

  И согласился зверь лесной
Гулять с любимой госпожой.
Она сначала испугалась,
Но страх лихой не показала,
И вовсе он растаял вскоре.
С тех пор по царственным садам
Они гуляли на просторе,
По темным сказочным лесам
Катались без младых коней
В одной проворной колеснице,
И с каждым часом веселей
Своей возлюбленной царице
Чудовище дарило счастье,
Заботу друга и участье,
Сердечный свет и доброту,
И мира сказки красоту.
Друзья все чаще день встречали
За вкусным праздничным столом,
Едой и медом наслаждались
И упивалися стихом.
Текли веселые беседы,
Как ручейки златой весной,
Певались светлые куплеты,
Резвился хохот озорной,
И крепла дружба дорогая,
Лесному зверю открывая
Забвенье горя, темных лет
И счастья верного привет.

  Прошло немало добрых дней:
Сказанье скоро говорится,
Не скоро делушко творится,
Вот видит девица во сне,
Отец любимый не здоров,
Взяла ее тоска лихая.
Все пуще с каждым днем страдая,
Она забыла сладость снов,
Ходила бледная весь день
Как растревоженная тень.
И видит чудище лесное
Ее страдание лихое,
И сам расстроился всерьез.
Тогда он задал ей вопрос:
Зачем она в тоске все время,
Какое мучит деву бремя?

     Меньшая дочь

Душа младая смущена
Приметою лихого сна:
Болеет батюшка любимый,
Тоской по дочери томимый,
И сестры горести полны…
Ах, пожалей отцовску долю
И отпусти меня на волю,
И за разлуку не вини!

     Чудовище

Зачем царице позволенье?
Мне век закон твое решенье.
Мой перстень в комнате своей
Найдешь ты посреди вещей,
Одень его – в стране родимой,
Очутишься в семье любимой,
С родными мирно веселись,
Соскучишься – и воротись…
Но коли ровно чрез три дня
Ты не вернешься в край богатый,
Не вынесу любви утраты,
Погибну страшной смертью я.

     Меньшая дочь

За час до истеченья дней
Я возвращусь к тебе в палаты…
Ты преданности верь моей
И прочь гони тоски досады!

  Умчалась дочь в свои края,
Туда, где бедная семья
По милой деве тосковала
И день разлуки проклинала.
И вот у грустного купца,
Родного, милого отца,
Смеется девушка в светлице.
Пред ней родимые сестрицы,
Прислуга, челядь – все визжат,
Отец любимой деве рад,
Встает, забыв болезнь, с кровати,
Зовет гостей в свои палаты.
Дивятся все красе любимой,  
Наряду дочери меньшой,
Он полон царскою красой
И прелестью неповторимой.
Родные деву обнимали,
Рассказам трепетным внимали,
Как добр и чуток зверь лесной,
Как дорожит красой честной.
Отец, услышавши, что дочь
Живет в неслыханном богатстве,
Привольном и счастливом царстве,
Прогнал тоску лихую прочь,
Развеселился и дивился
Бесстрашью девицы младой –
Он сам близ чудища крестился,
А зверь своею госпожой
Простую деву называет
И все желанья исполняет,
И преклоняется пред ней
Как пред царицею своей.
Сестрицы слушают рассказы
Про чудеса, дворец, алмазы,
Про власть над чудищем морским –
И завистно, и грустно им.

  Проходит день один как час,
Второй умчался незаметно,
И вот с улыбкою приветной
Сестер раздался общий глас:

     Старшая и средняя дочери

Послушай, милая, забудь
К ужасному злодею путь –
Согрей гнездо свое родное,
Прости чудовище лихое.
А коль с тоски он околеет,
Никто его не пожалеет!

  Разгневалась на них сестра
И молвила:

     Меньшая дочь

            Придет пора,
И я уеду в час разлуки,
Чтоб не погиб мой друг от муки,
Исполню дружбы уговор
И в срок явлюсь на чудный двор.
Когда за все его старанье
Я отплачу лихим страданьем,
Не буду стоить жизни я –
Пусть зверю отдадут меня!

  Растрогался ее отец,
Простой старик, честной купец,
За речь хвалил красу меньшую,
Любимую и дорогую,
И твердо наказал тогда:
Пусть в срок заветный возвратится
Ко другу чудному девица.
Но все ж случилася беда:
Из зависти, негодованья,
Чтоб не свершилося красы
С богатым чудищем свиданья,
Сестрицы в доме все часы
Поставили на час назад.
Не ведал то купец с прислугой,
Не знала девица преград,
Грозящих вечною разлукой.

  Уж близко верное мгновенье,
И девы чуткой настроенье
Испортилось, и светлый лик
В волненье трепетном поник.
Как будто сердце молодое
Почуяло, что в путь пора,
Что ждет уж чудище родное.
Девицу каждая сестра
Беседой, сладкими речами
Стремится доле удержать,
Следит меньшая за часами,
Но сердце уж не может ждать.
Вот за минуту дорогую
До часа верного она,
Предчувствия, тоски полна,
Оставив вновь семью родную,
Стремится к другу дорогому,
Лихому чудищу морскому:
Краса одела перстень злат,
И вмиг ее встречает сад,
Волшебный край, приют чудес.
Но странен ныне вид унылый –
Молчит в тиши поникший лес,
Не пропоет и птенчик милый.
Дивится дева – зверь лесной
Не встретил девицы родной.
Предчувствуя беды свершенье,
Кричит красавица в волненье:

     Меньшая дочь

Где ты, мой добрый господин?
Зачем скрываешься один?
Зачем твой край объят тоскою –
Никто не говорит со мною?
Что ж не встречаешь ты меня?
До срока возвратилась я –
За час с минутою одною!
Зачем же друг мой не со мною?

  В тревоге дева ждет ответ –
Увы, привета друга нет,
Повсюду тишина немая
Царит, красавицу смущая.
Грустят деревья-великаны,
Плоды их ныне не румяны,
Поблекли красные цветы,
Не дарят боле красоты,
Сокрылись птицы неземные
И песен дивных не плетут,
Фонтаны в чашах уж не бьют,
В них рыбки спят, уж не цветные,
Сплетенные деревьев ветки,
Стоят угрюмые беседки,
И не шумят ручьи в кустах,
Не пляшут бабочки в цветах,
Молчит и музыка святая.

  Весь сад уснувший обегая,
Краса чудовище зовет
И встречи драгоценной ждет,
Но крики, жалобы напрасны –
Молчит как прежде край прекрасный.
Вот видит дева пред собой
В траве пригорок небольшой,
На нем растет любви цветок,
Сияет алый лепесток,
А рядом – чудище морское
Как будто спит иль не живое.

  Вот будит чудище девица,
Не слышит он и дале спит,
Не может будто пробудиться,
Она за руку теребит…
Вдруг понимает, зверь лесной,
Морское чудо – не живой…
Упала дева на колени,
Сжимали грудь лихие пени,
Она главу его обняла,
Истошным гласом закричала:

     Меньшая дочь

Ты встань, мой незабвенный друг,
Погибну я от тяжких мук,
Ведь я люблю тебя душой,
Мой друг, избранник дорогой!

  Лишь таковы слова сказала,
На небе мрачном засверкала
Повсюду молния златая,
И гром, всю землю сотрясая,
В траву, пригорок небольшой,
Ударил быстрою стрелой.
Без памяти краса упала
И много, мало ль так лежала –
Не ведаю, не знаю я.
Очнулась девица моя
В высокой мраморной палате,
Сияющей в камнях и злате.
Сидит на троне рядом с ней,
Царей и воинов милей,
Красавец, принц страны прекрасной:
Сияет взор, как небо ясный,
Корона царская горит,
Наряд каменьями расшит.
Пред ним и сестры, и отец,
Его честная свита рядом,
Блистают дорогим нарядом.
Все празднуют беды конец.

     Принц

Красавица моя родная,
Спасла от горя ты меня:
Когда был страшным чудом я,
Ты полюбила, не взирая
На облик чудища лихой,
Меня за душу, за участье –
Так будь мне верною женой,
Хочу делить с тобою счастье!
Еще давно колдунья злая,
Когда я был совсем дитем,
Отца во гневе проклиная,
Меня заколдовала злом:
Нечистая лихая сила
Меня во зверя превратила,
И был закон ее суров,
Ужасный приговор таков:
Пока красавица младая,
На страшный облик не взирая,
Не пожелает быть с тобой,
Ты будешь жить как зверь лихой!
Лишь дева чудище полюбит,
Былую жизнь в тебе пробудит,
Ты будешь принц и человек
И в счастье доживешь свой век.
Я жил страшилищем ужасным
Несчастных долгих тридцать лет
И слал красавицам прекрасным
Печальный искренний привет.
Одиннадцать девиц прелестных
Я в край волшебный залучал,
Но как я им не угождал,
Старанья были бесполезны.
Лишь ты заботу оценила,
Меня за душу полюбила –
Так будь вовек моей женой!
В стране несчетно дорогой,
Желаемой любою девой,
Ты будешь дивной королевой,
Женой великой короля,
Кому дивится вся Земля.

  И поклонилась свита деве,
Своей прекрасной королеве,
Благословил их брак купец,
Довольный, радостный отец,
Певцы слагали светлой паре
Хвалебный и счастливый стих,
И сестры, слуги, и бояре –
Все поздравляли молодых.
Сыграли свадьбу, пир отменный,
Весь край светился оживленный,
Да стали дружно поживать,
Добра и мира наживать.

2013

Автор: Анна Купровская,
golos-serdca.ru

Коды и ссылка для текста
HTML
BB Code
URL

АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК

(по мотивам одноименной сказки

С.Т.Аксакова "Аленький цветочек")

  В великолепном, дивном царстве,
Счастливом, светлом государстве

В достатке цвел один купец,

Прекрасных девушек отец.

Он жил привольно и богато.

Уютный и огромный дом

Был полон царственным добром:

Светились в росписях палаты,
Томилось злато в сундуках,

Цвели цветы в больших садах…

К тому ж, хранили верность слуги,
Сердечно преданные други.

Но боле красочных камений,
Товаров, сказочных владений
Любил купец душой своей

Троих прелестных дочерей.

Красавиц писаных отец,
К несчастью, был седой вдовец
И потому – родитель славный
И матери в заботе равный.

Любил он милых всей душой,

Трудясь для них забыв покой.

Но дочь одна, краса меньшая,
Была всех боле дорогая.

Две старшие упрямый нрав

С отцом прощающим держали

И часто в вихре их забав

Его утешить забывали.

Но лишь придет меньшая дочь,
Склонится ласково на плечи,
Расскажет искренние речи,
И вся тоска уходит прочь.

  Однажды в тридевято царство

Спешит торговец по делам,

Растить нажитое богатство.

Своим любезным дочерям,

Сердечно преданный отец,
Сказал с заботою купец:

     Купец

Мои красавицы родные,

Мои подруги золотые,

В края заморские с охотой,

Пленяясь выгодной работой,

Спешу я ехать по делам

И вот наказываю вам:

Веселой, грустной ли порой

Живите дружною семьей!

И коль учтете указанье,
Исполню ваши три желанья.

Каких гостинцев вы хотите?

Даю вам сроку на три дня –

Подумайте. Когда решите,

Тотчас же кликните меня.

  Красавицы три дня, три ночи,

В мечтанье не смыкая очи,

Томились мыслью без конца –
Что ждать от милого отца?

И вот заботливый купец

Дождался милых наконец.

Все вместе девицы явились,
К нему с поклоном обратились:

     Старшая дочь

Отец мой, государь родимый,

Послушай, батюшка любимый!

Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,

Ни позолоченной парчи…

Хочу, чтоб яркий, как лучи,
Что солнце красное рождает

Иль месяц полный проливает,
Горел из золота венец!

Пусть, словно звезды, он сияет

И даже ночи освещает.

  И призадумался отец.

     Купец

Исполню, дочерь дорогая,
Получишь сказочный венец.

Торговца за морем я знаю,
Добудет чудо нам купец.

У королевишны одной,
Заморской девы, под горами,
В секретном зале, под замками

Лежит подарок дорогой.

Проблему дочерь загадала,
Работы будет здесь немало.

Но верь, добром моей казны

Нам все пути отворены.

     Средняя дочь

Отец мой, государь родимый,

Послушай, батюшка любимый!

Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,

Ни позолоченной парчи,

Ни дивного венца златого,
Что весь сияет, как лучи…

Хочу подарка я иного!

Ты привези мне дар восточный –

Хрустальный, цельный, беспорочный

Волшебный, чудный тувалет!

Чтоб в нем я зрела целый свет,
И красота моя младая,
Мне радость прелести являя,

Сияла девственным огнем

И прибавлялась с каждым днем.

  Сильней задумался купец.

И вот ответил наконец:

     Купец

Исполню, дочерь дорогая,
Хотя задача непростая.

Король персидский дар чудесный,
Хрустальный чудный тувалет,

Для дочери, красы небесной,

Достал, объездив целый свет,

В стране безвестной и далекой.

Теперь же на горе высокой

Лежит он в тереме большом.

Ведут дорогой в славный дом

Три тысячи златых ступеней,

На каждой из которых – гений,
Персидский воин в цвете лет

Хранит бесценный тувалет.

Стоит он за семью дверями,

Закрыт немецкими замками.

Ключи ж от золотых дверей

Король отдал красе своей.

Твоя работа тяжелее,

Ее не сразу одолеем.

Но верь, добром моей казны

Нам все пути отворены.

     Меньшая дочь

Отец мой, государь родимый,

Послушай, батюшка любимый!

Ты не вози мне жемчугов,
Ни черных соболя мехов,

Ни позолоченной парчи,
Ни дивного венца златого,
Что весь сияет, как лучи,
Ни тувалета дорогого,

Что красит изумленный свет…

Найди мне аленький цветочек,
Любви и счастья лепесточек,
Какого в мире краше нет!

  Задумался отец глубоко:
Он мог достать златой венец,
Хрустальный тувалет Востока,
Но тут бессилен был купец.

Надумавшися, он целует

Меньшую доченьку, милует

И говорит в смущенье ей:

     Купец

Твоя работа всех трудней.

Коль знаю я, чего искать,
То как же чудо не сыскать?

Твое ж неслыханно хотенье

Во мне рождает удивленье.

Найду я аленький цветок;

Но что, скажи, тому залог,

Что нет его на свете краше?
Бессильно здесь желанье наше.

Стараться, доченька, я буду!

Быть может, милостивый Бог

Подарит дорогое чудо,
А нет – так будет нам урок.

  И отпустил он дочерей
И собирается скорей

В великолепные селенья,
Царей заморские владенья.

Как долго он сбирался в путь –

Смолчу, чтоб вас не обмануть:

Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится.

  Вот едет дерзостный купец,
Сердечно преданный отец,

По королевствам драгоценным,
По царствам необыкновенным.

Свое втридорога сдает,
Других втридешева берет,
Он грузит корабли казною,

Серебряной и золотою,

И отсылает в путь-домой

Товар бесценно дорогой.

Нашел он тувалет прекрасный,
Нашел венец, как солнце ясный,
Но для красавицы любимой
Душе цветок необходимый,

Изъездив разные пути,
Сколь не хотел, не мог найти.

В садах волшебных и дворянских,

И королевских, и крестьянских

Он видел множество цветов,
Достойных сказочных богов.

Но вот никто поруки верной

В красе цветочка беспримерной

По доброй чести не давал,

И дале путь он продолжал.

  Купец дорогой непростой

С своею верною слугой

Вот мчится по пескам сыпучим,
Вот едет по лесам дремучим.

Но вдруг затмились небеса:
Толпа врагов на них слетела,

«Бедою завершится дело!» –

Купец бежал от них в леса.

«Не страшен мне и зверь ужасный,
Как враг, разбойник самовластный!

Чем доживать в плену свой век,
Умру как гордый человек!».

Чем дале в лес беглец стремится,

Пред ним удобней путь ложится,
Посмотрит в сторону, назад –

Царит непроходимый ад.

Вокруг как будто жизни нет,

Не слышно зверя, гласа птицы,
Молчит суровая темница,
Лишь под ногою брезжит свет.

Дивуется купец честной

Своей дороге непростой –

Какое чудо с ним творится?

И все же дале он стремится.

Вдруг стал он видеть впереди

Как будто зарево сияет,

Купец пожар предполагает,

Вперед нельзя ему идти,

Хоть прямо – торная дорога.

«Дай постою-ка здесь немного,
Авось умчится от меня,
Авось укроюсь от огня».

Вот стал в волнении купец

И ждет решающий конец,
А зарево к нему скорее

Летит и светится сильнее.

Подумав о своем пути,
Решил он далее идти.

«Назад вернуться – нет надежды,
Пойду я дальше, как и прежде».

Вздохнув, купец перекрестился

И в путь таинственный пустился.

Чем дале путник наш идет,
Светлеет боле небосвод,
И стало почитай как днем,
А нет пожара никакого.

Он вышел из лесу лихого

И пред собой увидел дом.

О, что за чудо зрел купец!

Сиял в лучах большой дворец:
Украшен златом и камнями,
Он освещал весь край лучами.

Все окна в нем растворены,
Играет музыка святая.
Те песни, прелести полны,
Купца манили, восхищая.

Он входит на широкий двор,
Пред ним из мрамора дорога,
По сторонам – фонтанов хор,
И постоявши здесь немного,
По лестнице в чертог златой

Он входит робкою ногой.

Пред ним светлица дорогая

Горит, алмазами сверкая.

Вошел он в горницу одну,

Вошел он в горницу другую,
Кругом встречает тишину,
Да слышит музыку святую.

Убранство царское везде

Сияет в пышной красоте,

Полна сокровищем палата:

Хрусталь и серебро, и злато,

И кость слоновая, и шелк,
И украшенья, и каменья…

Купец, кто знал в товаре толк,
Остановился в удивленье:

     Купец

Зачем оставил дом большой

Хозяин со своей слугой?

Дивлюсь невиданному чуду,
Вовек такое не забуду.

Все хорошо, да нет еды –
Ни царской водки, ни воды.

  Вдруг стол с убранством и едою

Пред ним блистает красотою.

В посуде златой все в избытке:

Вино и яства, и напитки.

Еды дождался наконец

Изголодавшийся купец.

Вот сел за стол он без сомненья,
С лихвой наелся угощенья.

Торговец, знатный и седой,

Нигде не ел еды такой.

Встает купец из-за стола,

Еда прекрасная была,

Да некому за угощенье

Дарить души благодаренье.

Наш путник не успел и встать,

Стола с едой уж не видать:

Исчезло все в одно мгновенье
Как улетает сновиденье.

Дивуется купец честной

Своей удаче дорогой

И бродит по большим палатам,
Любуясь серебром и златом.

  Вот он, зевнув, решил поспать.

Пред ним – хрустальная кровать
Стоит громадиной резною

С накидкой златой, с бахромою.

Купец на чудо залезает,
Ложится на лебяжий пух,
Нежней ласкает арфа слух,
И вот уж сон над ним летает,
И стало в комнате темней.

«Ах, кабы милых дочерей

Во сне узреть, подобно чуду!».

И он в ту самую минуту

Заснул беспечным, светлым сном.

  Уж солнцем озарился дом,

Торговец в радости проснулся

И сну ночному улыбнулся.

Всю ноченьку девиц родимых,
Красавиц лучших и любимых,
Кто сердцу всех богатств милей,
Во сне он видел дочерей.

Две старшие на двор широкий

Зовут богатых женихов –
Бежит меньшая брачных снов

И ждет отца приезд далекий,
Отцовское благословенье.

Увидев дочерей во сне,

Отец вкушает в тишине

И радости, и сожаленье.

Он встал с кровати, перед ним –

Фонтан воды в хрустальной чаше,

Наряд, одежды царской краше,

Сияет камнем дорогим.

Купец оделся и умылся,

Но чуду снова не дивился,

Он подошел к столу скорей,

А на столе – пирог, кофей

И чай, и мед, и шоколад,

Купец такой закуске рад –

Наелся, помолившись Богу.

И вот в веселую дорогу –

Гулять в дворцовые сады,
Смотреть растущие цветы,

Купец стремится и мечтает,

Что чудо дочки сад скрывает.

Он сходит по ступеням медным

В сокрытый двор путем секретным

И попадает, почитай,

Не в сад, а поднебесный рай:

Растут деревья-великаны,

На них висят плоды румяны,

Блестят чудесные цветы

Волшебной редкой красоты,

Летают птицы неземные

И песни дивные плетут,

Фонтаны в златых чашах бьют,
В них рыбки плавают цветные,

Сплетенные деревьев ветки,

Стоят укромные беседки,

Бегут, журчат ручьи в кустах,

И пляшут бабочки в цветах.

Дивуется купец честной

Красе чудесной, неземной

(Ходил он много так иль мало –

Об этом сказка умолчала:

Сказанье скоро говорится,

Не скоро делушко творится)

И вдруг он видит пред собой

В траве пригорок небольшой,

На нем растет любви цветок,

Сияет алый лепесток.

Купец в восторге понимает,

Что краше чуда не бывает:

     Купец

Вот дивный аленький цветочек,

Горит он, словно огонечек!

Готов подарок дорогой

Для милой доченьки меньшой!

  Отец скорей его срывает,

И тут – гремит суровый гром,

Блистает молния огнем,

Торговец в страхе замирает,

Богов о милости моля,
Под ним шатается земля,

Трясет деревья и фонтаны,

И вдруг он слышит голос странный,

И тут же вырос пред купцом

Чудовище, урод мохнатый,

Огромный, черный и горбатый:

     Чудовище

Тебя как гостя принял в дом,

Желанного и дорогого:

И напоил, и накормил,

И спать с мечтами уложил!

А ты лишил меня святого –

Моей единственной услады,
Души страдающей отрады!

Мой милый аленький цветок,

Тебя я бережно стерег!

А ты, бесчувственный злодей,

Украл любовь души моей!

За свой поступок самовластный

Погибнешь смертию ужасной!

  И сотни диких голосов

Жестокий смысл суровых слов

Купцу кричали и смеялись,

И отовсюду приближались –

Из-под дерев, из-под кустов,
Цветов, пригорков, ручейков,
Как неминучая могила,

Лихие, жуткие страшила.

Упал торговец на колени

И завопил такие пени:

     Купец

Ох ты, мой господин честной,

Морское чудо, зверь лесной,

Прости, как взвеличать тебя

Не знаю, бестолковый я!

Не погуби души несчастной,

Забудь поступок самовластный,

Не прикажи меня казнить,
Позволь вину мне объяснить:

Своим красавицам любимым,

Трем дочерям моим родимым,

Я обещал привезть подарки:

Венец, цветок и тувалет.

Венец, как солнце наше яркий,

Цветок, какого краше нет,

Волшебный тувалет – хрустальный,
Не отыскал я лишь цветок,

Старался много, но не смог.

Но твой цветочек идеальный,

Твоя утеха из утех,

Цветов, уверен, краше всех!

Не думал я, что он – любимый,

Тобою бережно хранимый!

Поступок дерзкий мне прости

И к дочкам милым отпусти…

Цветку меньшая будет рада,

Я дам тебе немало злата…

Раздался смех, как будто гром,

Смеялся страшный над купцом:

     Чудовище

Твоей казны я не желаю,

Куда свою девать – не знаю.

Одно тебе, купец, спасенье:

Забуду злой обиды мщенье

И отпущу тебя домой

С несчетной царскою казной,

Получишь аленький цветочек,

Коль ты пообещаешь мне

Прислать одну из милых дочек.

В волшебной, дивной стороне

Ей будет новый светлый дом,

Ее дарю своим добром,

Твоя любимая девица

Мне будет милая царица.

  В слезах на землю пал купец.

Бедой измученный отец

Глядит на чудище лесное,

И сердце пуще в скорби ноет.

     Купец

Ох ты, мой господин честной,

Морское чудо, зверь лесной!

Как быть, коль все мои девицы

Не захотят твоей светлицы?

Да и каким-таким путем

Вернусь в твой необычный дом?

Давно я странствовал по краю,

К тебе дороги я не знаю.

     Чудовище

Невольница мне не нужна.

Пускай, заботою полна,
По доброй воле дочь примчится.

А нет – придется воротиться:

В кругу моих голодных слуг

Погибнешь ты от страшных мук…

Возьми мой перстень драгоценный,

Но знай, он необыкновенный

И служит не одной забавой:

Наденешь на мизинец правый –

Очутишься в любой стране.

Пообещай вернуться мне.

  Задумался честной купец.

И вот решился наконец:

     Купец

Поеду к милым за спасеньем,
А нет – своим благословеньем

Детей родимых одарю.

Приняв судьбинушку свою,

Я возвращусь к тебе, страшило,

За преждевременной могилой.

     Чудовище

Даю, купец, тебе три дня.

Смотри, не обмани меня.

  Купец подарок надевает

И дом таинственный прощает.

Прошло всего одно мгновенье –

Он зрит родимое селенье,
И перед ним во двор родной

Въезжает караван с казной,

Везет торговли благий дар –

Монеты, камни и товар.

Исполнили работу слуги,
Сердечно преданные други.

Поднялся в доме шум и гам,
Приветствуют купца честного,
Отца и друга дорогого.

Своим любезным дочерям

Он про беду не говорит

И в тайне грусть свою хранит.

Но дочки все же угадали,
Что их отец теперь в печали.

Две старшие купца украдкой

Расспрашивают о казне –

Не потерял ли он достатка?

Отец им отвечает – нет.

     Меньшая дочь

Богатство дело наживное,

И мне терять его не жаль.

Зачем твое сердечко ноет?

Открой души своей печаль.

     Купец

Нажил я вчетверо казны,

Подвалы роскошью полны.

Но грусти есть одна причина.

Какая тяжкая кручина

Терзает сердце старика –

Скажу вам завтра. А пока

Давайте будем веселиться,

Друг с другом радостью делиться.

  Вот приказал он принести,

Плоды тяжелого пути,

Любимым дочерям подарки:

Златой венец, как солнце яркий,

Волшебный тувалет хрустальный,

В горшке цветочек идеальный.

Довольны старшие. Одна

Меньшая дочь тоской полна.

Лишь принесли ей светлый дар,

Ужалил сердце ей удар,
Душа заплакала в волненье,
Почуяв горькое свершенье.

     Купец

Чего ж ты, милая моя?

Возьми цветочек драгоценный,

В своей красе непревзойденный.

С трудом нашел подарок я.

  Взяла меньшая дочь цветок

И плачет горькими слезами.

Но вот настал обеда срок,
Они уселись за столами

И ели яства дорогие,

И пили пития хмельные,
И утешались за столом

Беседой, песней иль стихом.

А ввечеру толпа гостей,

Торговцев, сродников, друзей,
На пир торжественный слетела

И от приема обомлела:

Никто такого угощенья

Не кушал с самого рожденья,

И сам купец честной не знал,

Кто пир волшебный украшал.

  Заутра звал купец честной

Своих красавиц по одной

И открывал свою кручину,

Его несчастную судьбину.

Сказали старшие ему:

«Пусть едет к чудищу в тюрьму

Меньшая дочь – она причина

Твоей беды, твоей судьбины».

Лишь рассказал купец меньшой,

Что жизнь ему предначертала,
Она в слезах отцу сказала:

     Меньшая дочь

Ты мне подарок дорогой

Достал у чудища морского,

Виной беде твоей лишь я.

Отправлюсь жить в его края,

Спасу тебя от зла лихого.

  Заплакал горестно купец,

Обнял в страданье дочь меньшую

И, нарыдавшись, наконец

Ей речь промолвил он такую:

     Купец

Красавица моя меньшая,
Моя подруга дорогая,
Да будет вечно над тобой,

Над девой светлой и простой,

Благословение отца.

По доброй воле и хотенью

Ты едешь в мрачное селенье,
Под сень немилого дворца.

Ты будешь жить в богатом царстве,
От всех сокрытом государстве,

Куда дороги ясной нет.

Не долетит к тебе привет,

Послание отца родного,

И не пошлешь ты к нам письма,
Навек возьмет тебя тюрьма,
Страна чудовища лесного.

И как дожить мой горький век,

Твоей красы не видя боле?

Я расстаюсь с тобой навек,

Как хороню живою в поле.

     Меньшая дочь

Не плачь и не горюй, отец.

Приму я сказочный дворец,

Его волшебные палаты,
Привольно буду жить, богато,

Не побоюсь житья чудного,

Его величества лесного,

Ему послушно буду жить

И верой-правдою служить.

Быть может, сжалится над мной,

Моей тоскливою судьбой,

Отпустит царь меня на волю:

Не предрекай лихую долю.

  Не утешается речами,

Рыдает горькими слезами,

Клянет судьбу свою купец,

Сраженный горестью отец.

Родные сестры прибежали,
Подняли плач на все дворы,

Вишь, жалко им меньшой сестры,

Она ж не кажет и печали,

Лишь тяжко воздыхает грудь.

С тоской она в далекий путь

Сбирается, беря с собою

Цветок с поклажею большою.

  Пришла тяжелая пора

Расстаться с дочерью меньшою,
Меньшой и самой дорогою.

Рыдает каждая сестра,

Рыдает в горести купец,

Благословляет дочь, целует,

В последний раз ее милует

И надевает наконец

На пальчик перстень дорогой,

И вмиг его волшебной силой

Пропал и след девицы милой,

И дом исполнился тоской.

  Вот во дворце царя лесного,

Лихого чудища морского,

Тоской по дому уж полна,
Проснулась дева ото сна

На золотой резной кровати,
На шелковом пуховике.

Убранство царское в палате,

Но от родимых вдалеке

Ее краса не утешает,

И дева тихо слезы льет,

И вот пожитки замечает,

Цветок невиданных красот –

Все вещи убраны в порядке,
Стоят на мраморных столах.

Пред ней и платья в сундуках,

И украшенья – все в достатке.

Вокруг же – стены дорогие;

Одна зеркальная стена,

Две в серебре, но золотые,

Другая ж, роскошью полна,

Из мамонтовой кости чудной,

Вся в яхонтах и жемчугах,
А потолок – в больших цветах,

Блестит мозайкой изумрудной.

Ее палата, зрит девица,

Полна и скарбом, и добром.

«Неотразим мой новый дом,
Жила бы здесь сама царица!

Должно быть, это сторона

Теперь моя опочивальня», –

Восторгом девушка полна,
Но все ж по-прежнему печальна.

Налюбовавшись наконец,

Пошла она и весь дворец

Смотреть влюбленными очами

И забавляться чудесами.

Одна прелестнее другой,

Палаты царскою красой

Младую деву удивляют

И горе тихо усмиряют.

Взяла она цветок любимый,

Досель в горшке златом хранимый,

И в сад таинственный идет.

Пред ней светлеет небосвод,

Поют ей птицы песни рая,

Деревья, травы и цветы,

Ветвями ласково махая,

К ней тянут дружные листы,

Вода сильнее бьет в фонтане,

Звучней шумят пред ней ключи,

Играют светлые лучи

И освещают путь к поляне,

Где видит дева пред собою

Пригорок с травкой небольшою,

На нем – заветный стебелек,

Где прежде цвел любви цветок.

Достала девушка цветок,

Вернуть домой его хотела,

Но даже ахнуть не успела,

Он сам нашел свой стебелек:

На солнечной родной поляне,

Перелетев в свой прежний дом,

Он засиял таким огнем,

Каким не красовался ране.

Волшебным чудесам дивится

Обрадованная девица

И оставляет райский сад,

И возвращается назад

В свои дворцовые палаты,

А ей накрыт уж стол с едой.

«Наверно, мне здесь слуги рады,

И господин доволен мной», –

Лишь так подумала она,

Пред нею белая стена

Покрылась добрыми словами,

Сверкавшими любви огнями:

     Чудовище

Не господин я твой – но ты

Всегда мне госпожа честная!

Я рад безмерно, исполняя

Твои заветные мечты.

  Посланье дева прочитала,

Сокрылись словеса стеной,

И вдруг девица пожелала

Порадовать семью строкой,

И лишь успела пожелать

Пред нею – лист, перо, чернила,

Девица поблагодарила

И принялась письмо писать:

«Не плачьте, други, обо мне,

Живу я в светлой стороне

У чудища, царя лесного,

У друга доброго, честного.

Его не слышно, не видать,

Он пишет письма золотые,

Велит его слугою звать.

Мои желания любые

По доброй воле исполняет

И госпожою величает».

И лишь коснулася печать –

Письма в руках уж не видать.

И вновь заветная стена

Письмом заботливым полна:

«Довольна ль госпожа садами,

Дворцом, прислугой, чудесами?».

     Меньшая дочь

Меня не кличь ты госпожою,

А будь мне господин честной,

Я буду искренна с тобой –

Вовек послушною слугою.

Благодарю за угощенье,

За чудеса и удивленье,

За царский дом и за наряд,

И за великолепный сад.

Прелестнее твоих владений

Не видела я никогда.

Одна лишь девушке беда –

Среди волшебных помещений

Не встречу слуг, живых людей,

Мне страшно темною порою.

В палатах было б веселей,

Когда б был полон дом толпою.

     Чудовище

Не бойся, госпожа моя,

Тебе подарок сделал я:

Уж ждет тебя твоя девица.

И знай, прекрасная царица:

В палатах много душ незримых,

И берегут тебя они,

Как охраняют серафимы

Младой души златые сны.

  Пошла девица почивать

В опочивальню, засыпая,

И зрит – готовит ей кровать

Ее служанка дорогая.

Куда девалось сновиденье!

Общались до зари сердца,
Делились новым впечатленьем,

Веселью не было конца.

  Привольно стала жить девица,

Лесному чудищу царица.

Он каждый день служить ей рад:

И украшенье, и наряд,

Убранство, чудо, угощенье,

Веселье, песня, развлеченье –

Он всякий день ей дарит вновь

Свою заботу и любовь.

  Наскучило красе безделье,

Она взялась за рукоделье

И вышивала без конца.

Вот, чтоб порадовать отца

Она ему подарок шлет,

Но самый лучший – бережет

И дарит чудищу лесному,

Царю и другу дорогому.

  Вот день от дня все чаще стала

Ходить краса в большую залу

И письма светлые читать,

И другу с лаской отвечать.

Прошло ли много, мало ль дней? –

Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится,

И вот привычно царство ей:

Ничто ее не удивляет

И новым чудом не пугает,

Живет счастливою она,
Весельем ласковым полна.

Заботу друга, дар благой,

Сердечно дева оценила

И через время полюбила

Его сочувственной душой.

  Однажды девица решила

Услышать голос дорогой

И долго чудища молила…

И согласился зверь лесной.

На беломраморной стене

Он написал слова такие:

«Приди в мой сад и молви мне –

Скажи мне речи дорогие!».

И мало времечка спустя

Спешит, игривое дитя,

В беседку златую девица,
Дрожит, как пойманная птица,

Но сохраняет тихий вид

И другу твердо говорит:

     Меньшая дочь

Не бойся ты, мой друг родимый,

Не страшен голос мне любимый.

  Раздался вздох и голос хриплый,
Ужасный, дикий, зычный, сиплый –

Он ей вполголоса шептал,
Да звук всю рощу сотрясал.

Девица вздрогнула, но вмиг

Улыбкой осветился лик,

Со страхом дева совладала

И с ним беседу продолжала.

Его приветливые речи,

И добрый, и ученый сказ,

Дарили радость каждой встречи

И удлинялись каждый раз.

Лишь спросит друга дочь младая
Купецкая, краса честная:

«Ты здесь ли, друг мой дорогой?»,

Ей молвит тихо зверь лесной:

«Я здесь, красавица родная!»,

И вот, и страха уж не зная,

Девица с другом говорит,

И незаметно час летит.

  Прошло ли много, мало ль дней,

Хоть скоро сказка говорится,
Не скоро делушко творится,
Привычны речи стали ей,

Упорно просит дочь младая

Купецкая, краса честная,

Чтоб показался милый друг.

     Чудовище

Найдет на милую испуг,
Когда узрит образ лихой.

Ты ныне счастлива со мной,
Беседуешь в тиши приветной,
И время тает незаметно.

Не надо, госпожа моя,

Просить меня об этой муке,
Возненавидишь ты меня,
Не вынесу с тобой разлуки,
Погубит бедного тоска.

  Не зря несчастный опасался –

Весь мир животный разбегался,
Чуть встреча с чудищем близка,
Настолько был он неприятный,
Ужасный, страшный, непонятный:

Ни в сказке людям рассказать,
Ни на бумаге описать.

Купецкая младая дочь

Не слушает такие речи,

Но страх, сомненье гонит прочь

И пуще просит милой встречи.

 

     Меньшая дочь

Когда ты стар, то будь мне дед,

Середович – отец иль дядя,
И брат, когда ты малых лет.
Тебе, мой друг, всегда я рада!

  И долго, долго зверь лесной

Не слушал девы молодой,

Но вот слезам и просьбам милым

Перечить не было уж силы.

     Чудовище

Ох, не могу, моя девица,
Терпеть мольбу уж нету сил.

Я долго милую молил,
Но просит более царица.

Тебя люблю сильней, чем свет

И пуще жизни, благ бесценных,
Нет мочи молвить деве нет,

Когда моленья неизменны.

Хоть знаю я, твое желанье

Отравит мне существованье,
Погубит счастье навсегда

Неотвратимая беда.

Ты приходи в мой сад порою,
Как сядет солнце за горою,
Скажи: «Приди, мой верный друг!».

И коль невыносимых мук

Не выдержишь, моя царица,
Ты можешь тут же удалиться:

Мой перстень в комнате своей

Найдешь ты посреди вещей.
Мизинец правый им укрась –
Очутишься в стране родимой,
В семье желанной и любимой.

Пусть самый лучший знатный князь

Возьмет тебя в свой дом красивый

И будет с верностью любить.

Живи красавицей счастливой,

Сумей чудовище простить.

  Не убоялась дочь младая

Купецкая, краса честная,
Тотчас в заветный сад пошла

И встречи дорогой ждала.

Вот село солнце за горою,

Печальной серой пеленою

Покрыли сумерки леса.

Сказала бледная краса:

     Меньшая дочь

Приди, мой верный друг, ко мне!

  И вот тихонько в стороне
Короткой, быстрою дорогой

Прошло чудовище немного

И убежало в рощу прочь.

Купецкая младая дочь
Истошным гласом закричала

И вмиг без памяти упала.

Как зло был страшен зверь лесной:

С ногами лошади, руками

Кривыми с острыми когтями,

Корявой грудью и спиной

Как у верблюдов – все горбатой,

Глаза совы, как зверь мохнатый,
Клыки кабании торчат,
И нос крючком, как у орлят.

  Вот пробудилась дочь младая

Купецкая, краса честная

И слышит – плачет друг родной

И обливается слезой.

     Чудовище

 

Ах, погубила ты меня,
Краса любимая моя,
Не будешь больше ты со мною,
Моей прекрасной госпожою,

Умру среди своих садов.

  Красавице от этих слов

И совестно, и больно стало,
Она со страхом совладала

И перед другом извинялась:

     Меньшая дочь

Не бойся, господин честной,

Навек останусь я с тобой,

Я лишь впервые испугалась.

Вернись ко мне, мой друг несчастный,

Оставь страдания напрасны.

  И показался зверь лесной,
Морское чудо, друг родной,

Но сколько дева не звала,
Он близко к ней не подходил

И с ней из леса говорил.

Покрыла лес ночная мгла,

Светилось небо тканью звездной,
Друзья расстались очень поздно:

Беседы сладкие текли

И незаметно время жгли.

  Вот осветился лес зарею,

Вот встало солнце над горою,
Проснулась дева ото сна,
Весельем радостным полна.

Свой страх девический гоня,
Зовет уж друга дорогого

Гулять при свете ясном дня

И уговаривает снова:

 

 

     Меньшая дочь

Не бойся, господин честной,

Привыкну я гулять с тобой,

Мне дорого веселье встречи,
Приятны ласковые речи.

  И согласился зверь лесной

Гулять с любимой госпожой.

Она сначала испугалась,
Но страх лихой не показала,

И вовсе он растаял вскоре.

С тех пор по царственным садам

Они гуляли на просторе,

По темным сказочным лесам

Катались без младых коней

В одной проворной колеснице,

И с каждым часом веселей

Своей возлюбленной царице

Чудовище дарило счастье,
Заботу друга и участье,

Сердечный свет и доброту,

И мира сказки красоту.

Друзья все чаще день встречали

За вкусным праздничным столом,

Едой и медом наслаждались

И упивалися стихом.

Текли веселые беседы,
Как ручейки златой весной,
Певались светлые куплеты,

Резвился хохот озорной,

И крепла дружба дорогая,
Лесному зверю открывая

Забвенье горя, темных лет

И счастья верного привет.

  Прошло немало добрых дней:

Сказанье скоро говорится,

Не скоро делушко творится,

Вот видит девица во сне,

Отец любимый не здоров,

Взяла ее тоска лихая.

Все пуще с каждым днем страдая,

Она забыла сладость снов,
Ходила бледная весь день

Как растревоженная тень.

И видит чудище лесное

Ее страдание лихое,

И сам расстроился всерьез.

Тогда он задал ей вопрос:

Зачем она в тоске все время,
Какое мучит деву бремя?

     Меньшая дочь

Душа младая смущена

Приметою лихого сна:

Болеет батюшка любимый,
Тоской по дочери томимый,
И сестры горести полны…

Ах, пожалей отцовску долю

И отпусти меня на волю,

И за разлуку не вини!

     Чудовище

Зачем царице позволенье?

Мне век закон твое решенье.

Мой перстень в комнате своей

Найдешь ты посреди вещей,

Одень его – в стране родимой,

Очутишься в семье любимой,

С родными мирно веселись,

Соскучишься – и воротись…

Но коли ровно чрез три дня

Ты не вернешься в край богатый,

Не вынесу любви утраты,
Погибну страшной смертью я.

     Меньшая дочь

За час до истеченья дней

Я возвращусь к тебе в палаты…

Ты преданности верь моей

И прочь гони тоски досады!

  Умчалась дочь в свои края,
Туда, где бедная семья

По милой деве тосковала

И день разлуки проклинала.

И вот у грустного купца,

Родного, милого отца,

Смеется девушка в светлице.

Пред ней родимые сестрицы,

Прислуга, челядь – все визжат,

Отец любимой деве рад,

Встает, забыв болезнь, с кровати,

Зовет гостей в свои палаты.

Дивятся все красе любимой,  

Наряду дочери меньшой,

Он полон царскою красой

И прелестью неповторимой.

Родные деву обнимали,

Рассказам трепетным внимали,

Как добр и чуток зверь лесной,

Как дорожит красой честной.

Отец, услышавши, что дочь

Живет в неслыханном богатстве,

Привольном и счастливом царстве,

Прогнал тоску лихую прочь,

Развеселился и дивился

Бесстрашью девицы младой –

Он сам близ чудища крестился,

А зверь своею госпожой

Простую деву называет

И все желанья исполняет,

И преклоняется пред ней

Как пред царицею своей.

Сестрицы слушают рассказы

Про чудеса, дворец, алмазы,
Про власть над чудищем морским –

И завистно, и грустно им.

  Проходит день один как час,

Второй умчался незаметно,

И вот с улыбкою приветной

Сестер раздался общий глас:

     Старшая и средняя дочери

Послушай, милая, забудь

К ужасному злодею путь –

Согрей гнездо свое родное,

Прости чудовище лихое.

А коль с тоски он околеет,

Никто его не пожалеет!

  Разгневалась на них сестра

И молвила:

     Меньшая дочь

            Придет пора,

И я уеду в час разлуки,

Чтоб не погиб мой друг от муки,

Исполню дружбы уговор

И в срок явлюсь на чудный двор.

Когда за все его старанье

Я отплачу лихим страданьем,

Не буду стоить жизни я –

Пусть зверю отдадут меня!

  Растрогался ее отец,

Простой старик, честной купец,

За речь хвалил красу меньшую,

Любимую и дорогую,

И твердо наказал тогда:

Пусть в срок заветный возвратится

Ко другу чудному девица.

Но все ж случилася беда:

Из зависти, негодованья,

Чтоб не свершилося красы

С богатым чудищем свиданья,

Сестрицы в доме все часы

Поставили на час назад.

Не ведал то купец с прислугой,

Не знала девица преград,

Грозящих вечною разлукой.

  Уж близко верное мгновенье,

И девы чуткой настроенье

Испортилось, и светлый лик

В волненье трепетном поник.

Как будто сердце молодое

Почуяло, что в путь пора,

Что ждет уж чудище родное.

Девицу каждая сестра

Беседой, сладкими речами

Стремится доле удержать,

Следит меньшая за часами,

Но сердце уж не может ждать.

Вот за минуту дорогую

До часа верного она,

Предчувствия, тоски полна,

Оставив вновь семью родную,

Стремится к другу дорогому,

Лихому чудищу морскому:

Краса одела перстень злат,

И вмиг ее встречает сад,

Волшебный край, приют чудес.

Но странен ныне вид унылый –

Молчит в тиши поникший лес,

Не пропоет и птенчик милый.

Дивится дева – зверь лесной

Не встретил девицы родной.

Предчувствуя беды свершенье,

Кричит красавица в волненье:

 

     Меньшая дочь

Где ты, мой добрый господин?

Зачем скрываешься один?

Зачем твой край объят тоскою –

Никто не говорит со мною?

Что ж не встречаешь ты меня?

До срока возвратилась я –

За час с минутою одною!

Зачем же друг мой не со мною?

  В тревоге дева ждет ответ –

Увы, привета друга нет,

Повсюду тишина немая

Царит, красавицу смущая.

Грустят деревья-великаны,

Плоды их ныне не румяны,

Поблекли красные цветы,

Не дарят боле красоты,

Сокрылись птицы неземные

И песен дивных не плетут,

Фонтаны в чашах уж не бьют,
В них рыбки спят, уж не цветные,

Сплетенные деревьев ветки,

Стоят угрюмые беседки,

И не шумят ручьи в кустах,

Не пляшут бабочки в цветах,
Молчит и музыка святая.

  Весь сад уснувший обегая,

Краса чудовище зовет

И встречи драгоценной ждет,

Но крики, жалобы напрасны –

Молчит как прежде край прекрасный.

Вот видит дева пред собой

В траве пригорок небольшой,

На нем растет любви цветок,

Сияет алый лепесток,

А рядом – чудище морское

Как будто спит иль не живое.

  Вот будит чудище девица,

Не слышит он и дале спит,

Не может будто пробудиться,

Она за руку теребит…

Вдруг понимает, зверь лесной,

Морское чудо – не живой…

Упала дева на колени,

Сжимали грудь лихие пени,

Она главу его обняла,

Истошным гласом закричала:

     Меньшая дочь

Ты встань, мой незабвенный друг,

Погибну я от тяжких мук,

Ведь я люблю тебя душой,

Мой друг, избранник дорогой!

  Лишь таковы слова сказала,
На небе мрачном засверкала

Повсюду молния златая,

И гром, всю землю сотрясая,

В траву, пригорок небольшой,

Ударил быстрою стрелой.

Без памяти краса упала

И много, мало ль так лежала –

Не ведаю, не знаю я.

Очнулась девица моя

В высокой мраморной палате,

Сияющей в камнях и злате.

Сидит на троне рядом с ней,

Царей и воинов милей,

Красавец, принц страны прекрасной:

Сияет взор, как небо ясный,
Корона царская горит,

Наряд каменьями расшит.

Пред ним и сестры, и отец,

Его честная свита рядом,
Блистают дорогим нарядом.
Все празднуют беды конец.

     Принц

Красавица моя родная,
Спасла от горя ты меня:

Когда был страшным чудом я,

Ты полюбила, не взирая

На облик чудища лихой,

Меня за душу, за участье –

Так будь мне верною женой,
Хочу делить с тобою счастье!

Еще давно колдунья злая,

Когда я был совсем дитем,

Отца во гневе проклиная,

Меня заколдовала злом:

Нечистая лихая сила

Меня во зверя превратила,

И был закон ее суров,
Ужасный приговор таков:

Пока красавица младая,

На страшный облик не взирая,

Не пожелает быть с тобой,

Ты будешь жить как зверь лихой!

Лишь дева чудище полюбит,

Былую жизнь в тебе пробудит,

Ты будешь принц и человек

И в счастье доживешь свой век.

Я жил страшилищем ужасным

Несчастных долгих тридцать лет

И слал красавицам прекрасным

Печальный искренний привет.

Одиннадцать девиц прелестных

Я в край волшебный залучал,

Но как я им не угождал,

Старанья были бесполезны.

Лишь ты заботу оценила,

Меня за душу полюбила –

Так будь вовек моей женой!

В стране несчетно дорогой,

Желаемой любою девой,

Ты будешь дивной королевой,

Женой великой короля,

Кому дивится вся Земля.

  И поклонилась свита деве,

Своей прекрасной королеве,

Благословил их брак купец,

Довольный, радостный отец,

Певцы слагали светлой паре

Хвалебный и счастливый стих,

И сестры, слуги, и бояре –

Все поздравляли молодых.

Сыграли свадьбу, пир отменный,

Весь край светился оживленный,

Да стали дружно поживать,

Добра и мира наживать.

2013